МОИ ВСТРЕЧИ С ШЕМЯКИНЫМ

Автор: Михаил Лебедев

ШУМЕРЫ

Третьего дня гулял я по Фонарной улице с хорошим моим приятелем Денисом Шемякиным. Он известный книжник и не сказать, чтобы окончательный фарисей. Иудейского происхождения, разумеется, но где нынче те пламенные фарисеи, гонимые саддукеями? Нет их, и саддукеев нет. А книжники есть.

Я сам немалый книжник, но такого книжника, как Денис, уверен, видеть вам не доводилось. Он читал все — от Апулея до Пелевина, и его нисколько не морщит от раннего Мережковского и поздней Юнны Мориц.С кем еще и поговорить о предназначении литературы в современном мире, как не с ним?

И завел я, друзья, разговор вначале, как у нас водится, о метафоричности поэзии Шандора Петефи, а завершил он, натурально, прямым цитированием неизвестного мне, но очень, говорят, талантливого отечественного беллетриста Фёдора Лободы. Так вот, написал тот недавно дословно следующее: «Мы все умрем, но умирая оставим за собой долгую цепь как ныне живущих, так и умерших ранее нас. И умершие завидуют живущим, а живущее умершим».

Мне эта мысль показалась хоть и вполне глубокой, но довольно забавной, потому как умершие завидуют живым исключительно в восточношумерской традиции, однако ее переложение на наш родной чернозем не вполне адекватно российскому фатализму. На что книжник Денис ответил, что фатализм Черноземья нисколько принципиально не отличается от восточношумерского, поскольку россияне часто отдают должное пиву, которое, как известно, изобрели шумеры в третьем тысячелетии до нашей, извините, эры.

И мы взошли в удачно подвернувшуюся на перекрестке Фонарной и Розы Люксембург пивную «Адель», чтобы продолжить давнюю шумерско-российскую традицию. Там как раз транслировали матч между «Спартаком» и «Зенитом». Вскоре я решил, что шумеры были выходцами с брегов Невы, а Денису ничего не оставалось как болеть за черноземный красно-белый клуб под вражескую «Балтику №3».

Матч закончился вничью. Ничьи традиции не были посрамлены. А мы, два умудренных жизнью начитанных человека, отправились к своим домочадцам, поскольку уже четвертый час как должны были вернуться из короткого похода. Я за хлебом, а несостоявшийся фарисей — за подсолнечным маслом.

Поделиться с человечеством

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.