«Стрингер»

Автор: Ян Поздняк

червяк

Хочу предупредить: спойлеров не будет. За ними нужно идти в ж-л The New Yorker, где Энтони Лэйн вам элегантно перескажет весь сюжет. Но если вы любите почитать постсмотрум, то это лучшее, что есть.

Первое, что бросается в глаза любому не слепому зрителю, это – как фильм снят. Он снят безукоризненно и сразу просится в учебники. Ничего нуаристее (в широком смысле) не видел с времен Дэвида Линча. Последний фильм другого Дэвида (Финчера) – жалкая потуга в сравнении. А ведь режиссер Дэн Гилрой – дебютант, который раньше только сценарии писал. И только теперь показал, кто их должен воплощать. Цвет, свет и звук таковы, что разговаривай герои на марсианском, все равно бы зрителя держало. Недержание зрителя – беда важнейшего из искусов.

Реальный Лос-Анджелес с его желтоватыми от фонарей ночами, его тревожной караваджийской светотенью и щедрыми пятнами зловещего мрака – уже нуар, разуй глаза и снимай.

la noir

(7 часов вечера, спокойный район, по дороге в кошачий магазин, фото автора)

Этот фильм не только для глаз, но и о глазах. Луис (Лу) Блум – безработный с немигающими, почти дворжецкими глазами (моргнул 4 раза за двухчасовой фильм). Он безработный, но не бездельник, а трудоголик, и потому алчно ищет работу. Ну а пока ее нет, трудолюбиво приворовывает. И как-то раз становится свидетелем работы стрингеров. Так называют репортеров, охотящихся за происшествиями и продающих свое видео местным теленовостям. Обычно это аварии на дорогах, желательно с кровавыми жертвами, а также ограбления и, святое дело, убийства. Лучше всего, если в богатом районе порешили белых людей. Т.е. все то, что обожает посмотреть публика, сидя в безопасном гнездышке, позвякивая ложечкой в стакане. Еще Лукреций Кар писал, что нет зрелища приятнее, чем кораблекрушение, наблюдаемое с крутого бережка.

Глядя на стрингеров своими пронзительными, как у Горгоны Медузы, глазами, Лу Блум понимает: это мое.  Правдами-неправдами он пролезает на телестудию и продает там свой первый дилетантский материал, который снял с наглостью, завидной для профессионалов. Потому что он стрингер от Бога, если не Дьявола. Начальница отдела этих ужас-новостей  Нина (Рене Руссо) сразу оценила парня, который обретается  не только по ту сторону добра и зла, но и имеет отличный глаз. Она кладет на него глаз как на стрингера, а он, в свою очередь, становится заложником своего гениального глаза.  Он может, к примеру, пока никого нет, подтащить тело жертвы в оазис света для лучшей съемки.

В отличие от завороженного зала, я смеялся в несмешных местах, которые на самом деле очень смешны. Находка сценариста Гилроя – язык героя. Лу Блум со всеми разговаривает, как отпетый корпоративный бюрократ или составитель книг «Как успешно пройти интервью». Когда сам Лу (уже после первой ходки) торжественно принимает на работу ассистента – несчастного бездомного парнишку, феноменально сыгранного пакистанцем Ахмедом Ризом, чтобы  следить за маршрутом, пока машина Лу бешено несется на место происшествия, он разговаривает с ним так, словно берет его в Белый Дом. Таким же выспренним языком он объясняет Нине в ресторане, что та должна делить с ним ложе. Вообще такого смачного психопата мы не видели с времен лучших ролей старых мастеров  – Де Ниро и Джека Николсона.

Когда всякое повидавшему зрителю кажется, что «все ясно»,  герой вместе с сюжетом покатился по накатанной наклонной и скоро прикатится к неотвратимому, как закон Бойля-Мариотта, наказанию, – тут-то и происходит главное событие фильма, после чего сюжет (как фильма, который смотрим мы, так и того, который снимает Лу) получает новый виток. Лу до полиции проникает в богатый дом, где совершено роскошное тройное убийство, к тому же успевает запечатлеть лица злоумышленников.

Одно смутило: в эволюции героя ни с того, ни с сего сделан резкий шаг за черту. И убедительность образа ушла в песок на время. Эволюция саспенса все же должна быть пошаговой, хотя бы с одной переходной формой от человека к нечеловеку,  иначе –  Deus ex machina. Правда, потом, припоминая, я решил, что если в начальном эпизоде, развязку которого мы не видим, имело место то-то и то-то, тогда, пожалуй, черта была чисто символической.

Этот фильм, как борщ – на второй день кажется лучше. И это тот редкий случай, когда на третий день ты готов его вкусить еще раз.  А за Луиса Блума Джейку Джилленхолу нужно «Оскара» давать. Как минимум, по гамбургскому счету.

Поделиться с человечеством

2 комментария на «“«Стрингер»”»

  1. Изя:

    Спасибо за наводку. Смотрел и снимал на камеру, учился на случай потери работы, благо в Киеве было и есть что снимать. Правда потом понял- не смогу, как не смог ходить любоваться и снимать Майдан как делали многие, или съезд ить в Межигорье- пнуть мёртвого льва.

  2. Сакура:

    Я тоже поблагодарить за наводку! Наконец-то и до Токио дошло (всего-навсего до двух кинотеатров. И, кстати, маленький зал с утра в четверг был набит битком.)

    Вот-вот, глаза и язык! И Лос-Анджелес — красивый и зловещий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.