А как бы вы убили Ленского?

Автор: Инна Булкина

пушкин наше наше

«Приехал в Апраксино Пушкин, сидел с барышнями и был скучен и чем-то недоволен — так говорила Настасья Петровна <Новосильцева>. Разговор не клеился, он все отмалчивался, а мы болтали. Перед ним лежал мой альбом, говорили мы об «Евгении Онегине», Пушкин молча рисовал что-то на листочке. Я говорю ему: зачем вы убили Ленского? Варя весь день вчера плакала!
Варваре Петровне тогда было лет шестнадцать, собой была недурна. Пушкин, не поднимая головы от альбома и оттушевывая набросок, спросил ее:
«Ну, а вы, Варвара Петровна, как бы кончили эту дуэль?»
«Я бы только ранила Ленского в руку или в плечо, и тогда Ольга ходила бы за ним, перевязывала бы рану, и они друг друга ещё больше бы полюбили».
«А знаете, где я его убил? Вот где», — протянул он к ней свой рисунок и показал место у опушки леса.
«А вы как бы кончили дуэль?» — обратился Пушкин к Настасье Петровне.
«Я ранила бы Онегина; Татьяна бы за ним ходила, и он оценил бы ее, и полюбил ее».
«Ну, нет, он Татьяны не стоил», — ответил Пушкин».

(А. П. НОВОСИЛЬЦЕВА по записи Н. КР. Курские Губ. Вед., 1899, ? 29. Цит. по «Разговоры Пушкина» изд. «Федерации», 1929, стр. 154)

В общем, барышни — они как граф Толстой все придумали. Она б за ним, за раненым, ходила.

 ***

От ред. Эксперименту ради мы решили увековечить ученый диспут, случившийся под сенью Цукерберга (см. в «Обсудить»).

Поделиться с человечеством

Один комментарий на «“А как бы вы убили Ленского?”»

  1. admin:

    Екатерина Шульман. А раненым-то в итоге оказался муж, и она осталась век ему верна. Разговор, подозреваю, застрял в голове поэта.

    Инна Булкина. Да он вроде заведомо не собирался ее за Онегина отдавать

    Екатерина Шульман. Да, но на момент беседы с барышнями никакого генерала еще не проявилось и судьба Татьяны была неясна.

    Mikhail Pavlovets. «И наконец я поведу их под венец»

    Инна Булкина. Был какой-то разговор, сейчас не помню, где, — он обещал какой-то даме выдать ее за хорошего человека. не дословно, но что-то в этом роде

    Maria Galina. Я уже писала как-то, мечта любой девочки у которой не сладилась первая любовь — она выйдет замуж, будет такая вся крутая, и упакованная, и он поймет, какое чудо потерял, и приползет к ней на коленях, а она холодно посмотрит на него и скажет, ах, подите прочь.

    Инна Булкина. Но Маша, согласитесь, это тоже такая женская мечта: он будет раненный, а она за ним будет ходить, перевязывать, и он ее оценит и полюбит. какой все-таки граф Толстой женский писатель!

    Maria Galina. Да, но плюнуть в когда-то милую рожу — тоже женская мечта!

    Mikhail Pavlovets. Как будто это не мечта любого мальчика — как он вырастет и будет проезжать мимо ее окна на белом коне и даже не обернется, когда она его окликнет). Или что он спасет ее от хулиганов — и она поймет и оценит и т.д.

    Maria Galina. Причем ювенильно-женская. Оба хороши, одним словом.

    Екатерина Шульман. Ага, только у графа раненый умер, предварительно обратившись в зомби, а нежная сиделка поплакала, да и вышла за другого, раздалась и народила кучу детей. Не совсем девичья мечта.

    Maria Galina. Толстой трезвее был. В хорошем смысле слова.

    Инна Булкина. Но там ведь между Наташей-девицей и Наташей-женой и матерью дистанция огромного размера. Когда она ходит за ним, раненым, это прям так трогательно по-девичьи.

    Екатерина Шульман. Толку-то от ее трогательности — ходила-ходила, да не выходила. В мечтах так не бывает — там непременно «вечно благодарил бы бога за свою рану», далее по тексту.

    Инна Булкина. Ну да, умер, бедняжечка. что в общем и понятно было сразу.

    Инна Булкина. И да, Маша, эта мечта про «подите прочь», как правило, ведь остается в формате мечты. Никто ни к кому не приходит, и никто никого не посылает. Потом уже неинтересно вдруг оказывается.

    Gasan Gusejnov. «Если смерти, то мгновенной, если раны — небольшой».

    Maria Galina. Да, моя приятельница примерно так и говорила — когда все наладилось то перестало быть интересным. Но обиженная девочка (Татьяна) могла именно так мечтать

    Инна Булкина. Ну если знать, что Татьяна это Пушкин, то вряд ли. И вообще, она ж пришла, посмотрела его книжки, чучелку наполеона, то-се, потом поняла, что он уже того, не модный мальчик… в общем, как бы и неинтересно. Но чувство все же сохранила… хорошая такая девушка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.