Свиные ребрышки от Фредди

Автор: Дина Снежневская

Тут так долго висел портрет МаКконахи из True Detective, что превратился в слепое пятно. Это единственная причина, по которой я решила написать про «Карточный домик», хотя должна признаться, что он у меня не выходит из головы второй день, что не с каждым сериалом случается. Редкий сериал долетает до середины моего черепа. Но нельзя исключить, что пуля прошла навылет, так что воспоминанья будут краткими и обрывочными.

От всего «Карточного домика» останутся в памяти: Кевин наш Спейси, свиные ребрышки и, как ни странно, Даг Стэмпер (Майкл Келли) – один из немногих человекообразных персонажей этой а ля шекспировско-макиавеллиевской одиссеи.

Высоко сидящий партийный функционер Фрэнк Андервуд, безжалостный манипулятор и инженер человеческих душ, помогает сделаться президентом  кандидату от демократов. Последний неожиданно не возвращает должок – и не делает Фрэнка госсекретарем. Фрэнк начинает мстить, интриговать, манипулировать, а иногда даже и… не скажу, чтобы не было спойлера. Его жена Клэр под стать ему – ледяная манипуляторша, шагающая по трупам вверх. У них открытый, добровольно бездетный идеальный брак, в котором они себе ни в ком не отказывают. Ну раз уж подлецы – то как им быть образцовыми родителями. На радость республиканским зрителям.

То ли  Фрэнк, то ли Спейси  от его имени периодически обращается прямиком к этим воображаемым зрителям, не подозревая, что они существуют на самом деле. Краткое содержание обращений, разрушающих берлинскую китайскую четвертую стену, таково: «Вот какой я молодец» или «Деваться некуда, нужно идти напролом». Потом надолго о них забывает, пока его не посетит новый приступ самосознания. Ни великим Шекспиром, ни даже затхлым Макиавелли афоризмы Фрэнка не отдают, за исключением случаев, когда он цитирует О. Уайльда. Но Спейси есть Спейси, простите мне эту бушевскую тавтологию, и смотреть на него всегда интересно.

Второй и последний, на кого интересно – его правая рука, чтобы не сказать прихвостень, Даг. У Дага нет огромных горящих глаз Владислава Дворжецкого, но чем-то все же напоминает. Хладнокровный исполнительный джинн в первом сезоне, во втором Даг Стэмпер нечаянно становится человеком, вызывающим в нашем давно окоченевшем от них от всех сердце намек на искру сострадания. Вместо того, чтобы убрать несчастную бывшую проститутку, которую они со стариной Фрэнком вовлекли в свои делишки, он влюбляется… то ли в нее, то ли в ее голос с песчинкой, и просит, чтобы она почитала ему Библию или все равно что, как ему когда-то читала мама. Помните, Хлудов сказал: «Иногда я думаю, поручик, была ли у вас мать». И когда она читает ему лучшее, что написано Диккенсом (начало «Повести о двух городах») – это лучший момент лучшей серии «Карточного домика», заключительные титры которой сопровождает лучшая, исполненная целительной печали, музыка. А вся остальная – холодное голливудское повидло, блеклая копия незабываемой мелодии из британского «Шерлока».

doug

Признаться, сама не пойму, отчего смотрела по две серии кряду. Кстати, первые две снял подражающий сам себе Дэвид Финчер, остальные – другие люди, успешно подражающие его самоподражанию.  Финчер, конечно,  есть Финчер, но уже не тот. Винс Гиллиган – Финчер сегодня. Двухмерные персонажи (симпатичный, хотя и похожий на Геббельса флюгер-президент, глава администрации, более подходящая на роль уборщицы помощницы губернатора Калифорнии, роботоподобный телохранитель Митчем, мистер-твистер Дональд Таск) – не сильно украсили «Карточный домик». Как не украсило и полное отсутствие юмора, если не считать дежурных сарказмов из комиссионного магазина. Но что позволено «Настоящему детективу», то не позволено белому домику. Хотя в моем случае дыру между 3 и 4 сезонами обаятельного сериала Suits домик собою все же закрыл. Что-то пронзительное в нем все-таки есть. Не случайно же я как-то нарушила диету и – эх, один раз живем – заказала жареные свиные ребрышки.

Кевин Спайси, назвала я их. И мне остро не хватало Фредди.

 

Поделиться с человечеством

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.