Мисюсь, где ты?

Автор: Юрий Рабовер

newnew

Теперь об этом можно рассказать. Моя первая и единственная попытка наладить дружественные отношения с братским народом Африки.

Шли застойные 70-годы, над страной дули теплые ветры разрядки международной напряженности, детант, если кто еще помнит это слово. Мы вносили свой посильный вклад. По-моему это было курсе на первом или втором, мои одноклассники жили в общаге на Юго-Западе, недалеко от Университета Дружбы Народов, проходившим в одном из народов под ласковым названием Лулумбарий. Хотя я и жил в Зеленограде, я изредка навещал компатриотов на юге столицы. Дух там царил вольнолюбивый, дружба народов цвела, и вот в один из вечеров в комнате собралась пестрая компания со всех концов света.

В какой-то момент после уже изрядного количества кубинского рома у меня стали устанавливаться дружеские отношения с девочкой Мартой из страны Бурунди. Так она мне и представилась на приличном русском языке: «Я девочка Марта из страны Бурунди». Так как до этого мои отношения с Африкой ограничивались письмом, написанным в 4 классе в Танзанию мальчику Батишту Франсишку, то я был заметно взволнован, сердце сладостно замирало, в голове звучали там-тамы и почему-то вспоминалась Шехерезада.

Девочка Марта была красавицей: эбонитовая статуэтка, одетая в короткое белое платье. Это очень важный момент, повлиявший на дальнейшее развитие событий. В какой-то момент я понял, что не могу оторвать глаз от ярко-белого пятна и мы решили покинуть битком набитую комнату, чтобы выразить свою дружбу народов в более интимной атмосфере.

Был теплый сентябрьский московский вечер, быстро переходящий в темную ночь. Мы вышли из общаги и оказались на каком-то пустыре, вдали мелькали огоньки проспекта Вернадского. Пройдя по извилистым тропинкам, мы повернули куда-то не туда и огоньки исчезли. Я видел перед собой только ярко-белое пятно платья. Все остальное сливалось с сумраком ночи. Дружба народов достигала кульминации и девочка Марта решила платье снять. Это оказалось роковой ошибкой. Кубинский ром, темная ночь и сладкий воздух свободы сыграли с профессором Плейшнером злую шутку. Я на мгновение отвернулся, споткнулся и свалился в какую-то яму. Когда я из нее выбрался, я поискал глазами белое пятно, быстро нашел его и обнаружил, что это и было снятое платье. Сама девочка Марта по-видимому была где-то рядом и кокетливо не отзывалась на мои призывы. К сожалению, без белого платья найти представительницу черного континента в сумраке ночи оказалось непосильной задачей. Я тыкался, как слепой котенок, пару раз сваливался в кювет, пытаясь хоть что-то разглядеть. Тщетно. Легче было найти эпохальное произведение Малевича, чем несостоявшуюся дружбу народов.

После получасовых блужданий я сдался. На призывы она не отзывалась, платье я тоже где-то потерял и решил, что дружба дружбой, но ночевать на пустыре не входило в планы. Я решил идти наугад и, изматерившись, вдруг обнаружил себя на шоссе. Сориентировавшись по звездам, пошел направо. Где-то через час добрался до метро, доехал до Лениградского вокзала, где и опоздал на последнюю электричку.

Только теперь, приближаясь к преклонным годам, я пытаюсь понять, что именно мне пыталась сказать судьба. Африка с тех пор освободилась, детант успешно разрядил обстановку, в Бурунди я так и не добрался.

Мисюсь, где ты?

 

 

 

Илл: Майя Манолова

(сверху)

Поделиться с человечеством

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.