СИНХРОНИСТИЧНОСТЬ

Автор: Севастьян Варо


Все имена изменены, все совпадения случайны

1

Началось с того, что мне приснилась постельная сцена с дамой, которую я знаю только фейсбучно. В этом нет ничего странного, это случается со многими. Некоторым, по их словам, снюсь и я. Хотя это и совсем не я, а лишь фейсбучный образ. Странное было после.

Дама, назовем ее Лизой, известна не только мне: она заметная художница. Накануне сна я о ней совершенно не думал. Не могу сказать, что часто думаю о ней вне фейсбука, да и внутри – не каждый день, а лишь когда попадают на глаза ее или чьи-то ссылки на ее работы. Она знает о моем существовании, мы давно приятельствуем заочно. Вот и все.

Лиза приехала с мужем в наш город по каким-то делам. Я сидел в их гостиничном номере, где смотрелся столь же органично, как И.С. Тургенев – в семье П. Виардо,  то и дело поглядывая, как бы кошки не шмыгнули на балкон: этаж больно высокий. В этом я превзошел несчастного Тургенева: пришел в гости с двумя кошками. Близилась ночь, мне постелили на диване в гостиной. Муж Лизы лег спать в соседней комнате, мы с Лизой еще немного потолковали о совместной статье с ее рисунками, потом ушла и она. Я выпил припасенное снотворное и уже было вздремнул, однако тотчас проснулся оттого, что рыжая кошка прыгнула прямо на меня. Но оказалось, то не кошка, а Лиза. Меня это удивило. Удивление было скорее приятным, но и тревожным. «Оно конечно, – говорю, – идея необычная, но ведь Эдуард может проснуться». «Ты волнуешься не о том, – строго ответила Лиза, прильнув без стесненья, –  в эту секунду ты должен думать не об Эдуарде, а обо мне».

Прошла минута и стало ясно, что задача не из легких. «Ты не можешь не думать даже о белой обезьяне, – шепнул я, – а мы пытаемся не думать об Эдуарде, который находится за стеной, к тому же дверь открыта». В итоге ей пришлось согласиться, что за такой дерзкий проект мне пока браться рано.

Проснувшись – уже не в гостиничном номере, а у себя дома, –  я подумал, что этот непостижимый сон навеян туманом для носа (флакончик так и называется – Mist), который я применил впервые за годы. Это воистину туман, т.е. спрей без капель, который оказался стократ эффективнее обычного saline. Мой бедный нос прозрел в тумане, я задышал как человек, и потому в мой несчастный мозг поступила, наконец, прожиточная доза кислорода. А уж этот последний воскресил умирающие нейроны, ответственные за построение сновидческих сюжетов.

Ну хорошо, а Лиза откуда? Вчера я видел на улице нищенку и машинально подумал: бедная, бедная… Тут уж до Лизы – рукой подать. Плюс волшебный ацетаминофен, который я выпил на ночь вместо бессмысленного ибупрофена, чтобы убить головную боль. И для верности запил ибупрофеном. Их сочетание плюс амбиен и дает, видимо, так называемые vivid dreams.

Вот все и объяснилось. Я встал с кровати и пошел на кухню выпить воды. Единственная кошка калико (отродясь не было рыжих) мирно спала в своем ящичке от лапши Ramen, который я обложил подушками, чтобы не дуло из окна. Ну и, конечно, дефицит социального статуса: для глупого подсознания уже это – достаточный резон, чтобы кинуть в постель сновидца известную художницу, певицу, лектора или конгрессмена. Несмотря на смазанный финал моего тургеневского сна, который явился то ли триумфом неожиданно высокой морали, коей объясняешь себе фиаско, то ли просто фиаско, за которое выдаешь постыдно высокую мораль, величаво приходящую с долгоденствием нашим… одним словом, диалектика. То есть Mist.

Не успели эти полухимические инсайты (точно амбиен!) пронестись в голове, как я снова уснул.

А там – снова она. На этот раз мы в Москве.

– Чем ты сейчас увлечен? – спрашивает и смотрит на меня своими всезнающими карими глазами.

– Всем и ничем. Темой синхронистичности, хотя это корявое слово, почему не синхроничность, синхрония, одним словом, synchronicity. С другой стороны, если набрать «синхрония», то вверх брюхом всплывут какие-нибудь «российские синхронистки в новых купальниках», – напал на меня приступ болтливости, – я увлечен этой темой, Колесом совпадений, хотя ни во что не верю.

– Тогда поехали, – не слушая, говорит Лиза, и звонит Ирине.

 

***

Дверь открыла сама Ирина, немолодая подруга Лизы, замотанная во всех смыслах. У нее лиловое полотенце на голове и неспособность удивляться чему бы то ни было – в серых глазах. Она устало нас впустила. Лиза повела меня сквозь теплоту и неприбранность Ирининого быта, и мы оказались в какой-то дальней полузабытой комнате. Там Лиза решительно постелила серые, но свежие простыни на лиловый диван, и мне не оставалось ничего другого, как помочь.

И вот мы лежим, обнаженные, без Эдуарда за стеной, и даже хозяйку отсюда не слышно. В реальности Лиза не обладает модельной внешностью, здесь же она необычайно юна, свежа и вообще идеальна, что должно бы навести на мысль, но  я все принимаю за чистую монету.

– Ты не поверишь, – говорю ей, – но буквально вчера мне снился сон, в котором мы с тобой были как никогда близки к греху. Вчера! А теперь мы с тобой здесь. Поразительно же.

– Были близки к греху или к провалу? Прости, я не поклонница мистического жанра.

На какое-то мое движение она откликается уже шепотом: «Мне кажется, наши отношения могли бы стать более глубокими».

 

***

По пробуждении в собственной квартире я решил, что это хоть и никуда не ведущий, но все же новаторский сон. Бывало, я рассказывал каким-то друзьям во сне о предыдущем сне, не понимая, что и сам этот рассказ… но так чтобы рассказывать самому снящемуся? Это высокий пилотаж. Не знаю, помнила ли вторая Лиза первую. Бессознательное весело играет в прятки само с собой, как какой-нибудь Шива, я чувствую себя лишним. Удивительно, удивительно! – вот и все мои мысли. Но толку? Какой выход от этого сна в народное хозяйство? Написать рассказ, сорвать куш в 17 лайков, считая свой? Но тут нет даже самого завалящего катарсиса, да и вообще концовки.

Или приврать, что на следующий день встретил даму, похожую на Лизу, по имени – вы не поверите! – Liz? Тоска. Есть ли что-то более унылое для читателя, чем чужие сны и все эти «синкрониситиз»? Особенно если ты не Карл Юнг. Расскажи я его историю про рыбу как свою (он завершил книгу о рыбе как символе, после чего его весь день преследовали рыбы всех видов, одна их которых не поленилась даже выброситься на берег прямо под ноги великому психологу), то редкий бы Чапаев доплыл до середины. Да и куда девать эту вымышленную и ни в чем не виноватую Liz, даже если бы удалось реалистически ее описать, вплоть до родинок? Хотя было бы эффектно, приревнуй она меня к приснившейся.

Мог ли я знать, что впереди — сон похлеще.

2

Сижу у себя на тахте в одной из былых квартир, собираясь войти в фейсбук – и вдруг вижу в метре от себя призрак обнаженной Лилии – так ее назовем ради путаницы. Она моя старинная френдесса из другой страны, но не России, и в так называемой реальной жизни я ее никогда не видел. В отличии от Лизы, даже на youtube. И не слышал голоса. Призрак Лилии начинает медленно терять прозрачность, все более овеществляется, но при этом она не видит ни меня, ни мою квартиру, но лишь свое привычное пространство. И я понимаю, что в данную секунду она находится у себя дома, там глубокая ночь, и она слипающимися глазами листает фейсбук на своем компьютере. Но сон ее смаривает и она падает на подушку, одновременно находясь у себя в постели и у меня на тахте. Лежит она при этом на животе без малейших признаков одежды. «Умеют же люди засыпать», – думаю я, который не в состоянии заснуть даже на спине. Тем временем овеществление завершилось – и передо мной лежит прекрасная во всех отношениях дама, которой здесь нет, но она есть.

Прикасаюсь трепетно к ее талии. Лилия садится, трет глаза.

– Ты меня слышишь? – говорю.

– Конечно, слышу. Но не пойму что-то, где ты.

Целую ее в шею.

– Чувствуешь?

Вопрос излишний, потому что она вздрогнула – но не испуганно.

– Дай-ка руку, – говорит.

Мы сплетаем пальцы.

– Ничего не пойму, ты мне снишься, что ли?

– Да нет же, – отвечаю, – я же тебя разбудил. И сам, как видишь, не сплю.

– Так я не вижу, а только слышу и осязаю. Но это же невозможно! – она смотрит в мою сторону невидящими синими глазами.

– Абсолютно невозможно, – говорю, – но факт есть факт. Ты у меня и у себя. И ты сейчас без ничего, не так ли? Не знаю, как сказать изящнее. Тем более что я скорее рад, чем опечален.

После этого мы начинаем ставить эксперименты. Я ее целую всюду где дозволяют приличия, и за их пределами. Она, вне сомнений, все ощущает, поскольку угадывает локализацию прикосновений. Потом даю ей подержать различные предметы – золотое яблоко, книгу “Synchronicity” братьев Гримм, мраморный телефон. Все это нас веселит и пугает. Лилия говорит, что поверила бы в это завтра, если бы вынесла хоть что-то из этого сна. Она начинает наконец что-то различать глазами. В какой-то момент решительно встает (она из отважных) и шагает по моей квартире в другую комнату, и даже попадает в дверь. Я за ней. Но приходим не в мою комнату, а в какую-то неизвестную. В кресле полулежит едва живая старушка. От нее исходит небольшое сияние, как на дагерротипах, на которых сфабрикована эманация потустороннего.

У меня святые никогда не водились, и я понимаю, что ситуация перевернулась: теперь я, точнее мой квантовый призрак (или черт его знает, что) находится в квартире Лилии.

– Мать Тереза? – спрашиваю, о чем сразу жалею.

– Всего лишь моя бабушка, – сухо отвечает Лилия. – Она больна, так что приходится ее кормить, как голубя. Она и есть наш голубь.

– Как ее зовут? – спрашиваю из вежливости.

– Марковна.

– Добрый вечер, Марковна!

– Она тебя не слышит.

– Зато видит.

Не знаю, что имелось в виду под голубем, поскольку в комнату ворвались два рыжеволосых гиганта – псы Лилии, и я испугался, как бы они не проникли в мою квартиру, ведь у меня две кошки. И хотя одна рыжая, это не повод для знакомства. Я кинулся закрывать дверь.

Покормив бабушку какими-то крошками, Лилия, которая так и ходила обнаженной, вернулась ко мне. Я рассказал ей о сне про Лизу, а именно забытый, но забавный эпизод, в котором я спросил ее: «Послушай, а что тебя влечет ко мне? Ну что вдруг?» и она ответила: «Если бы я знала что, то не влекло бы». И еще хотел что-то про Лизу, но Лилия перебила:

– Послушай, а может, мы оба банально спим сейчас?

– Ну это полный абсурд, – говорю,  – сомневаться мы можем только во сне, а уж наяву-то всегда точно знаем, что это не сон. К тому же я давал тебе реальные предметы, и ты их безошибочно идентифицировала. Как и меня самого. Прикоснись и доверься ощущениям.

***

После того, что было дальше, мы согласились, что моя идея «съехаться посередине, в… Венеции» – утопия: наши питомцы не уживутся.

– А что нам мешает видеться так, как сейчас? – осенило меня. – Каждую ночь сделать бесценной. Что мешает?

– Мешает то, что этот опыт – однократный. Иначе бы он обесценился, – сказала Лилия и, холодновато посмотрев мне в глаза, добавила:

– Про Лизу было интересно. Но мне собак гулять пора.

И начала терять плотность, вначале до призрака, а там и исчезла бесследно.

 

3

В глаза било настоящее солнце, где-то далеко воинственно жужжал листодуй, на столе так и лежало забытое яблоко золотистого цвета. Что ж, все понятно. Мое бессознательное не лишено чувства юмора, пусть и слегка трагического. Сны ничему не учат. Они шутят шутки на тему синхронизма и прочих юнговских фантазий, создавая персон, как Океан в «Солярисе», хотя в их исполнении все выглядит легкомысленнее. Второй частью я сейчас потрясен, как был тронут и первой, но знаю, что через пять минут потрясение растает. Лилия – это всего лишь Liz. Рассказ тут строить не на чем, концовки как не было, так и нет, да и легко предвидеть комментарии самых проницательных  про затянувшийся кризис среднего возраста, секусальную невдолетворенность, бес в ребро, кто следующий, жениться, барин, и т.п. Чужие сны – плохой товар.  Синхронистичность – это селекция подходящих данных, и никакого Колеса (дхармы, времени, совпадений) не существует.

***

Покормив единственную кошку, включаю компьютер. В эмейлах, слава богу, ничего от инстанций. В новостях – тишь пруда, как в хайку Басе. Ну все. Теперь варить кофе и возвращаться к постылой рутине материальной жизни. Ползать на брюхе и прочее. Открываю на секунду фейсбук, и первое, что вижу – выставленную часа три назад летнюю фотографию Лилии на фоне собора Святого Марка. На руке у нее сидит голубь.

 

______________________________________________

От редакции

Скромные пожертвования читающих позволяют автору периодически сводить концы с концами. Не лишайте себя кармической награды!

ЗДЕСЬ

Илл: Kevin Sloan

Поделиться с человечеством

2 комментария на «“СИНХРОНИСТИЧНОСТЬ”»

  1. Division:

    Ах, какой чудесный рассказ ))) Настоящее Техно-рождественское!))

  2. Аноним:

    Мерси! (С.В.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.