ДЖАГГЕРНАУТ

Автор: С. Варо

Алекс смотрел в зеркало на моложавого 45-летнего мужчину. Как случилось, что ему набежало столько?  Он никогда не думал, что миф о кризисе среднего возраста может оказаться пошлой реальностью. Формально все было не хуже, чем у людей: жена, которую давно не любил, работа, которую ненавидел, свой дом, прелесть которого отравлена вечным страхом не заплатить вовремя, дети, с которыми потерял общий язык. И опять эта боль в боку, на которую просто нет времени. Плюс, пробужденья среди ночи с известной мыслью. Он читал, что просыпаться с этой мыслью – как раз верный признак синдрома.

Вчера Фред, его старинный приятель, роскошь общения с которым всегда была под вопросом, рассказал за пивом, как после ухода Аси он начал спиваться, пока случайно не послушал запись некоего Уолта Мортона по кличке Перипатетик.

– Ну как случайно… – добавил он, – ничего случайного, дуд, не бывает!

Алекс обожал эту фразу. Как и «дуд». Не сумев скрыть зевок, он из вежливости спросил, что это за тип с таким нелепым прозвищем.

Фред вдохновенно распушил останки шевелюры.

– Учитель жизни новой формации! Забыл слово, которое он использует, что-то вроде жагернах. Не слыхал? Это известное умотечение. Многие называют его психиатром, но он истинный гуру, дуд. Истинный гуру.

– И что гутарит?
– Все по делу. Он выводит пациента на дорогу из безвыходной ситуации! После Аси меня это просто спасло.

Алекс тоскливо покосился на горящую надпись Exit. Он пытался отогнать видения Аси, ее губы, ее шепот: «Саша, ты лучшее, что есть в моей жизни, почему мы не вместе, Саша?» Ох, если бы он мог… Но есть ли смысл даже думать об этом, когда у тебя трое детей?

– Старик избавляет от страхов. Ты вдумайся. Разве не разные страхи мешают нам быть счастливыми? – Фред разлил еще по одной, перелив бокал Алекса через край. – Страхи и страх этих страхов! Красиво сказано?

– Красиво. А главное, свежо.

Алексу было скучно. Она правильно ушла от этого холеричного болвана. При чем здесь, прости господи, страхи? Чего Алексу страшиться, кроме потери мерзкой работы, вымучивания супружеского долга, унылых семейных выездов на лоно природы, иерихонской трубы телевизора, потери работы, супружеского долга, выездов, телевизора… и так до смертного одра.

– Я бы дал тебе эту тайную запись, – булькал Фред, – но мне ее не вернул один симпатичный парнишка с работы, а потом его выгнали. Уникальный метод, дуд, уникальный! А почему Перипатетик – он просто совершает с тобой небольшую прогулку за пятьсот баксов, вы болтаете ни о чем – и все. Все! Понимаешь?

– Полштуки как не бывало, понимаю.
– Не понимаешь! Там мощный коктейль из греческих диалогов и шиваистского кашмиризма.
– Наоборот, наверное.
– Или наоборот, что ты цепляешься? Факт тот, что после этой прогулки ты – другой человек. Я даже после прослушивания – уже другой.

– Это я вижу.
– А мы с ним еще даже и не встречались! Я иду на экспериментальное групповое занятие в кафе Bliss, и наконец-то увижу старика воочию. Наверное, будем прогуливаться вокруг стола. Ты тоже можешь…

– Мерси покорное, – перебил Алекс. – Вся эта узорчатая с кисточками восточная трескотня, пусть даже с западным акцентом, это всего лишь профанация, и я могу сказать, почему твой этот гуру – типичный жулик и несет типичную околе…

– Man, just shut the fuck up, man, alright?! This dude will explain to you how the Universe works!

Как многие иммигранты, Фред для пущей убедительности переходил на английский.

– Nobody knows how the fucking Universe works, – зевая, пробормотал Алекс. – Как бывший физик говорю.

Фред еще трещал с полчаса, английский заплетался в русский, индийская мысль путалась с греческой, периодически выкрикивал: «This is a nonstop miracles program!», и договорился до того, что иногда и жулик может нечаянно помочь. Никто же не знает своей истинной роли во вселенной. Недаром целители не могут исцелить себя.

На четвертом или пятом бокале Фред убедил Алекса. Сто долларов в минуту – и правда немного, если эти минуты перевернут твою жизнь. Здесь даже была своя интрига: ну что такого судьбоносного может случиться за столь короткую прогулку?

***

Через пару недель Алекс облачился в свою любимую желтую рубашку и  встретился наконец с гуру возле всем известного магазина. «Мест», правда, не было, но за $600 учитель, как ни странно, согласился.

Высокий, худощавый, с седыми развивающимися космами, пронзительными, но сияющими голубыми глазами, Уолт Мортон Перипатетик оказался именно таким, каким себе его и рисовал Алекс. На вид лет шестьдесят, а может, семьдесят или даже семьдесят пять. В нем было что-то монументальное.

– У нас как раз пять минут, – улыбнулся гуру. – Еще не поздно передумать, потому что деньги я беру вперед.

Передумывать было поздно. Тем более, день выдался редкостный: утренняя ссора с женой, вопли детей, неприятное письмо из банка, эмэйл от разъяренного босса и обострившаяся боль в боку.

– Ну что ж, – сказал учитель, принимая сумму, – Джаггернаут Удачи уже ничто не остановит.

***

Рамон ехал на рабочее интервью, которое с ним будет проводить очередной сопливый всезнайка. Он в третий раз слушал речь Уолта Мортона Перипатетика «Джаггернаут удачи», тайно кем-то записанную. Дела шли хуже некуда. Опытный программист, Рамон который месяц не мог найти работу: все заполонила эта юная поросль. Уже в сорок ты считаешься среди них чуть ли не ветхим старцем, а Рамону недавно пробило 39. Плюс ко всему, ушел Джими, с которым они жили душа в душу. Ушел в одночасье и вряд ли «на воздух», как он сердобольно лгал. Нечего сказать, роскошный подарок на день рождения. В ночь после бегства Джими Рамон проснулся от мысли, что жизнь воистину бессмысленна. С тех пор эта светлая мысль его не покидала. И вдруг один симпатичный коллега подкидывает ему эту запись. Могло ли такое быть случайностью?

«Все ваши проблемы, – успокаивал кого-то гуру своим могучим, но мягким голосом, – проистекают из подспудных страхов. Вы боитесь сделать шаг навстречу вашему реальному я, которое знает, как открыть путь неумолимой удаче. Удаче во всем! Вся ваша жизнь, которую вы принимаете с такой серьезностью, – это лишь часть космической игры. Всего лишь один из бесчисленных вариантов. Не бойтесь играть! Интуитивно вы знаете, что ваше подлинное я находится вне вашего тела и вашего разума, оно с джокондовской полуулыбкой взирает на то, как вы мыкаетесь в иллюзорном континууме времени и пространства. Как только вы осознаете эту истину и одолеете страх перед игрой, – в вашу жизнь ворвется Джаггернаут Удачи».

Поразительно, но Рамон всегда чувствовал что-то подобное. Он нутром чуял, что все это – ненастоящее. Даже предатель Джими. Главное, не сказать ничего такого («Вы реально –иллюзия!») во время рабочего интервью. Но теперь он знает, что интервью пройдет блестяще! Кажется, этот гуру берет всего полтысячи за сеанс. Рамон сегодня же пошлет заказ.

***

Перипатетик взглянул на часы. «Как адвокат», – невольно подумал Алекс.

– Нет, я не адвокат, – сказал философ, посмотрев Алексу прямо в душу, – однако не люблю опаздывать. У нас еще четыре с половиной минуты, но волноваться не о чем, ведь обучение уже идет.
– А где ваша следующая встреча? – спросил Алекс.
– Вы думаете не о том, – сказал Перипатетик, – но моя встреча – в кафе Bliss.

Кафе было через дорогу, и немного пройти.

– Тогда перейдем на светофоре, – сказал Алекс и подумал, что эта фраза влетела ему долларов в десять. Или всего лишь в пять?
– И снова не о том, – сказал Перипатетик. – Я уже знаю о вас все. Я знаю, какие страхи вас сковали. Все, что вам нужно для мгновенной трансформации, – это исполнить важные решения, которые вы давно неосознанно приняли.

– Какие именно? – спросил Алекс, подумав, что снова не о том, и еще о том, что гуру где-то даже прав.
– Все что нам нужно прямо сейчас – всего лишь перейти дорогу, не так ли? Зачем нам двигаться до светофора в противоположную от Bliss сторону, если можем перейти здесь?
– Ну, тут движение… – пробормотал Алекс и подумал: «Нет, он тысячу раз прав».

– Не думайте ни о чем, – успокоительно сказал Перипатетик, – пока мы будем одолевать эту ничтожную дистанцию. Эти шаги – физическая метафора вашего пути. И после того, как мы окажемся на той стороне, окажутся сметенными все кармические препятствия. Вы сольтетесь с вашим истинным я, которое лучше вас знает, как быть. В этом и будет состоять мой урок. Играючи положить на лопатки страх в малом – и тогда преграда в большом, которое кажется вам жизненно важным, станет такой же игрушечной.

Взяв Алекса, как дитя, за руку, Перипатетик решительно повел его на другую сторону.

Машины почтительно останавливались. Казалось, перед идущими разошлись бы и воды. Философ с Алексом достигли середины.

– Ну что, вам было очень страшно?
– Нет! – радостно крикнул Алекс.

Он чувствовал что-то невообразимое. Слова, которые говорил учитель, лишь звучали обычно. Жизнь переменилась. И это было чудо, с которым ему нечего было сравнить в его жизненном опыте. Наверное, что-то подобное и называют просветлением.

– Осталась малость, – сказал Уолт Нортон Перипатетик. – Отныне в вашей судьбе открывается доступ для Джаггернаута Удачи. Пара шагов, и наш сеанс окончен.

***

Рамон сделал погромче. Еще никогда его так не трогали чьи-то слова. Это был настоящий гуру. Значение этого слова, как тот сам пояснил – рассеиватель мрака. Фразы Перипатетика работали, как дворники на замызганном лобовом стекле. «Случая не существует, а неожиданность – это лишь завеса приличия над обнаженной истиной – истиной столь же вечной, сколь и простой. И состоит эта истина в том, что вы сами творите все то, что представляется вам неудачным стечением обстоятельств…»

Рамон поздно заметил, что пролетел на красный, после чего услышал оглушительные сигналы, лишь футов через шестьдесят затормозил, но слишком поздно, сбив седого старца и кого-то в желтом. Машину занесло, Рамон отчаянно и бессмысленно крутил руль, видя, как разлетается витрина кафе Bliss. Плывущий по лобовому стеклу голубой глаз и ошеломленное лицо Фреда, сидящего среди остальных за ближайшим к витрине столиком, на который налетела машина, круша все и всех на своем пути, было последним, что Рамон видел в жизни.

***

Алекс перебежал на ту сторону, чудом не угодив под машину. Только этого не хватало в такой чудесный день. Несколько машин обдали его протяжными осуждающими гудками, кто-то даже не поленился опустить стекло и крикнуть все, что думает. Алекс не мог понять, что его заставило бежать напропалую. Отныне только по переходу. В боку возникла какая-то боль, но потер и вроде исчезла. Он все еще был под впечатлением утра. Дочь, обычно сдержанная, вдруг напомнила, как она любит папу. Первые отзывы экспертов на его монографию «Новый подход к теории Хью Эверетта» были восторженными. Жена сообщила, что беременна. А сам день! Насыщенная синева небес, сверкающие, как свежее белье на веревке, облака, и это феерическое древо неподалеку от магазина – как он не замечал его раньше? Эти мощные гроздья красных ягод словно в каких-то желтых перьях… В дверях магазина на него чуть не наткнулся поразительно красивый старик c роскошными седыми космами. Они улыбнулись друг другу.

Раздался звонок.

– Саша, и не забудь взять пиво, оно не попало в список. Напоминаю, что придет Фред со своим Рамоном, а для первого, как ты знаешь, застолье без пива – это…
– Знаю – пропащий вечер. За что и люблю нашего Фредю. Я не забуду, Ася.

______________________________

От редакции:
Вы платите понравившемуся уличному музыканту? Тогда почему бы что-то не заплатить и автору? Кармическая награда не заставит себя ждать.

ЗДЕСЬ

Поделиться с человечеством

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.