ЧТО-ТО СЛОМАЛОСЬ

Автор: С. Варо

Люди думают, что компьютер спасет их от ошибок. Они не правы. Компьютер ошибается гораздо быстрее.

— Адам Осборн

1

ЛИЦО

Я находился на вечере поэзии у почтенной Наталии Исаевны Кирпичовой-Берлин, раздувающей тающий уголек русско-духовной жизни в утлом особнячке на затрапезной улочке в Санта-Монике. Хозяйка не раз намекала, что является внебрачной дочерью Исайи Берлина, несмотря на слухи, что она лишь внучатая племянница Солженицына.

Это был вечер, внезапно посвященный Ахматовой, которую большинство тутошних, по их словам, прекрасно знало и даже от нее устало. Из бесчисленных вечеров, проводимых Кирпичовой (отчество которой выпадало из моей памяти даже в легком подпитии), я не пропустил ни одного, всякий раз оказываясь тут  случайно.

Перво-наперво я выпил вина, помогающего пережить минуты поэзии. Когда пушки читают стихи, музы пьют.

Шло обычное, то есть лихорадочное вкушение сокровищ как исконной, так и иноземной снеди, которой был усеян дубовый стол Наталии Ильиничны: маринованных рыже-ржавых лисичек,  пельменей с каким-то полудрагоценным мясом, ризотто с тучными розовеющими креветками, благородно тусклеющих устриц по-марсельски; скромного, но знающего себе цену ($24) крабьего пирога; наиделикатнейшей утки по-пекински из даунтауна, неистребимого оливье с неортодоксальным морским мясом, крошечных суши (почти от Картье) с инкрустациями из изумрудного авокадо, а также переливающихся терракотовой гаммой сашими из лосося, взращенного в туземном раю, миниатюрного шашлыка из божественной, а проще говоря, овечьей печенки с курдючным салом по тайному рецепту ферганской школы, баснословно раритетных трюфелей (не ждущих тех, кто опоздал всего лишь на пять минут), хрестоматийной серебристой селедки в сверкающих луковых кольцах и, наконец, холодной водки в старинном пузатом графине, – эта высокая какофония бессвязных аккордов, сплетаемая в симфонию блаженств для знающих толк старых эклектиков, предполагала дальнейшую расплату в виде публичного чтения.

Отлынивать запрещалось даже иноговорящим. «Пусть ищут перевод!» – говаривала Наталья Гавриловна.

Поначалу все шло как всегда, и я уж никак не думал, какой катастрофой все обернется. Очередной едок, еще пожевывающий, но уже поеживающийся от мысли о зябкой казни, плелся на эшафот. Поднабрав воздуха и мучительно мыча, исполнитель перерабатывал шрифт в утробные  звуки поэзии.

Чтецы смахивали на нарядных экзотических рыбок из японского магазина, разве что последние читают свои хайку с завидной беззвучностью.

Не успел я выпить третью, как на меня накинулся с влажным поцелуем потомственный абстракционист Zinoviy Lark (такой же жаворонок, как я тукан):

– Прекрасно выглядишь, старик! Сто лет не виделись!

Еще бы двести, подумал я. На эшафот взошел поэт Федя, зачитавший по памяти, т.е. без телефона «Не жалею, не зову, не плачу», после чего всех уверял, что это поздняя Анна Аркадьевна, однако его угуглили.

И тут я увидал странное лицо.

 

 

 

Вы можете послать автору скромную сумму через PayPal  с пометкой «СВ»  и   вам будет выслан полный текст новеллы

 

илл.: Р. Варо

Поделиться с человечеством

Один комментарий на «“ЧТО-ТО СЛОМАЛОСЬ”»

  1. Рома:

    Так это и есть полный текст, разве это не полный текст.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.