НЕИЗВЕСТНАЯ ЖЕНА

Автор: С. Варо

1

Я начисто забыл о ней. Если она вообще была. Даже имя ее я вряд ли знаю. Так или иначе, но вчера какая-то крупная женщина вдруг присылает мне фотографию маленькой девочки и сообщает, что это моя дочь.

Причем она светлая, как и ее мама. А я, сколь себя помню, брюнет. И тут наплывает на меня мутноватое воспоминание. Ну, конечно! Год назад я действительно женился на какой-то крупной женщине, но чудом забыл об этом. Тем более, она уехала на Курильские острова.  А мне это – как в Созвездие Гончих Псов примерно. И вот почти все это время жена, оказывается, была беременна и в результате родила мне дочь.

Так и написала: тебе. Мне, который с трудом припоминает все эти туманные события и даже в имени этой женщины до сих пор не уверен. Не говоря об отчестве. Но не спрашивать же теперь, после рождения общей дочери, как зовут ее мать. Перепугаешь только всех. Бог даст, само вспомнится.

2

Оно и вспомнилось, как только ее увидел. Нюся приехала ко мне с надорванным в разных местах чемоданом, объяснив, что это чемодан ее бывшего мужа. И сказала это так по-особому, словно мне это объясняет что-то. Стало быть, и мужа, который был до меня, мне полагалось помнить? Не успел я об этом подумать, как в памяти послушно мелькнул призрак мужа: усатого, пузатого и нетрезвого, он мне подмигнул даже. Я вспомнил, как раздражали меня эти вечные подмигивания, да и весь его облик.

Поглядев еще раз на фотографию дочери, я с присущей мне прямотой спросил:

– А как тебе стало известно… Нюся, что ребенок мой?

Она в слезы.

– Да ты погоди рыдать, – говорю, – почему ты мне ничего не сообщала ранее?

– Боялась тебя расстроить, – ревет Нюся, – не знала, как отнесешься.

И на плечо ко мне падает. И такая жалость меня пронзает. Ну что я за человек, право? Ну в чем мне ее винить, бедную жену мою, если у меня такие выпадения памяти? Вон какая она теплая.

– Да что ты, Нюсенька, почему бы я расстроился? Я наоборот. Можно сказать, почти рад.

А сам думаю, что подобный случай имел место у доктора психиатрии Альфреда Блюмеля: у его жены при помощи лаборатории искусственного осеменения вдруг рождается мальчик-блондин. Потом чернявый Блюмель годами судится с лабораторией, и в итоге дело проигрывает. А цыганенок явно не его. Вернее, немчонок. Ну неважно.

Важно, что у меня в жизни стряслась такая трагедия. Вернее, счастье. Дочь, представляете? Хотя и блондинка. Черные мысли, конечно, преследовать будут всю жизнь. Я присматриваюсь к Нюсе. Крупная, почти рыхлая, в веснушках, где-то даже мила по-своему.  И я замечаю, что лицо ее уже родным мне кажется: она явно добра, заботлива, чуть что – в слезы. Как я мог забыть о ней? И возникает ощущение, что самый близкий мне она человек. Недаром, наверное, я все же женился на ней год назад. Нос у нее смешно кривится, когда плачет – и меня это умиляет. Не исключено, что я крепко любил ее, когда помнил.

3

Но говорлива. Разболтала все узбекским женщинам с нашего двора, в который мы неожиданно с ней приехали, и те бросились ко мне с поздравлениями: Жорик-ака, Жорик-ака, готовь магарыч. Явно спутали слово, имея в виду туй.

– Какого черта, Нюся, ты разбалтываешь всем про нашу жизнь? – сорвался я.

– Хотела порадовать тебя, Коля, – бесхитростно отвечает.

И только тут меня как ударило. Сел, закурил.

– Слышь, Нюсь. А ведь не Коля я никакой, – говорю ей спокойно. – А значит, не я и отец твоей дочки-то, получается.

– Так и я ж… Ну какая я Нюся? – говорит она, – если Люба я?

И в плач. Тогда совсем мне тревожно стало. Привык я к слезам ее, да и к супу тоже, как сноровисто она его варит, вы бы видели, котлетки на второе с лапшой, чудо, огурцы малосольные такие, что я близок к обмороку.

Но делать нечего, Люба пакует уж чемодан свой рваный.

– А кто ж твой истиннный муж и где он? – спрашиваю, – где искать его теперь будешь?

А она плачет, плачет уже навзрыд. Сквозь всхлипы и вой доносятся до меня слова: “Не знаю… Но, может, это ты и есть, Коля, просто я имя попутала. Я ведь тоже не помню свадьбу нашу. И я так люблю уж тебя, Коля, что какая разница, что ты не ты, ну пусть и я не я буду, и разве важно нам, что там с нами раньше было? И пусть я буду Нюся, а ты Коля, если иначе не получается».

Это недоразумение, мол, и исправлять его – грех, ежели оно нечаянно к счастью нас привело.

И обнялись мы тогда с дорогой моей Нюсей, и начал я потихоньку откликаться на Колю. Имена эти сделались нашими внутренними, ставши той высшей тайной, которая повязала нас навеки святой ошибкой.

 

 

От редакции:
Вы платите понравившимся музыкантам? Тогда почему бы не заплатить автору?

ЗДЕСЬ

Илл.

Поделиться с человечеством

6 комментариев на «“НЕИЗВЕСТНАЯ ЖЕНА”»

  1. Барно Тургунова:

    Рассказ, который не отпускает от себя с того момента, когда в него погрузился, и до самого конца, и после того, как он уже прочитан дважды. Для меня это — не только о тайной химии отношений, даже тех, которых нет и не было никогда, не только о сокровенном, хранимом в тайне от самого себя. Для меня это вообще — о невидимой грани реальности и вымысла, памяти и мечты.То, о чем я думаю все свое несвободное свободное время. А может, я ошибаюсь. И рассказ — совсем о другом.

  2. admin:

    Написан на основе реального сна.
    С. Варо

  3. Сергей Канчукер:

    Да, затронуло… У меня были такие сны — любящая женщина рядом, ее облик не знаком, но ты знаешь, что вместе вы всю жизнь, и так будет всегда, и тебе радостно и счастье переполняет…

  4. admin:

    Думаю, параллельные вселенные прорываются в эту местами.
    С.В.

  5. Аноним:

    К предыдущему разговору: вот и 21й век отличился

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.